Фейерверки, песни, вальсы. Пианисты на конкурсе Чайковского удивляют своими трактовками

В Большом зале консерватории пианисты продолжают играть программу первого тура.

Когда во время конкурса публика в одном из лучших залов мира приветствует конкурсанта стоячими овациями и трижды вызывает его на поклон - это свидетельствует о событии. Речь об игре Александра Лубянцева. Ни Кливленда, ни Джульярда, ни Королевской академии в его биографии не числится. Два года Петербургской консерватории (2006-2008), а затем Петрозаводск. В 2007 году - III премия на Конкурсе Чайковского.

 

В начале программы сумрачно и сосредоточено прозвучала в исполнении Лубянцева первая часть "Патетической сонаты" Бетховена, но уже вторая предстала одной из лучших трактовок бетховенской лирики. В его трактовках нет ни одной случайной детали, одновременно, его трактовки состоят из совершенно неожиданных, непривычных и оправданных решений. Здесь много воздуха (особенно в Чайковском - прозвучали пьесы "На тройке" и Романс фа минор), постоянно присутствует какая-то внутренняя пульсация. Поразительно владение тембровой палитрой: глубокий бархат, искристая сталь, абсолютно ясный звук арфы в "Фейерверке" Дебюсси, "стеклянные" краски в "Мефисто-вальсе" Листа. Программа Александра Лубянцева завершила третий день I тура пианистов, как награда за некоторые менее удачные выступления конкурсантов в этот день.

Впрочем, был еще сюрприз: выступление 13-го участника, китайского пианиста Юньцзе Чэня, одного из самых старших конкурсантов (четверым музыкантам 30 лет), выпускника Манхэттенской высшей школы музыки, Кливлендского института музыки и Джульярдской школы. Взрослый и состоявшийся музыкант грамотно выстроил свою программу, хорошо заявив себя в шопеновском репертуаре (Скерцо №4 ми мажор), представив затем обдуманную обязательную - классическую сонату (Гайдна) и пьесы Чайковского. Причем, китайскому музыканту оказалось очень близким творчество русских композиторов. Даже гайдновские мелодии были в его игре пропеты, а его Чайковский - пока лучший среди интерпретаций зарубежных участников. И все-таки "сюрпризом" оказались пьесы очень редко звучащего даже в России Сергея Ляпунова. Пряная тонкая "Идиллия", эффектная, темпераментная "Лезгинка" в исполнении китайского пианиста претендуют на одно из конкурсных "открытий".

Другой участник тура Филипп Копачевский, студент Московской кончсерватории, ученик Сергея Доренского, предложил в этот день совершенно необычные трактовки двух пьес: "Осенняя песнь" Чайковского стала колыбельной засыпающей природе и прозвучала в таком медленном темпе, какой способен выдержать далеко не каждый музыкант, а "Вальс" Равеля наполнили совершенно оркестровые тембры.

I тур Конкурса Чайковского перешагнул 18 июня за половину, и надо отметить, что слушательские симпатии пока в большинстве случаев справедливо на стороне российских музыкантов.

Мария Зуева, "Российская газета"